Текст: Елена Коптелова
Партнер проекта: Образовательная компания «Альбион»
Смена направлений
Фото: пресс-служба «Альбиона»
Какие возможности остаются для обучения за рубежом
Число российских школьников и студентов, отправляющихся на учебу за границу, в новых геополитических условиях резко сократилось. О перспективах обучения россиян в других странах РБК+ рассказали в образовательной компании «Альбион».
Фото: пресс-служба «Альбиона» (Rice University)
За почти тридцатилетнюю историю современной России такое явление, как обучение за рубежом, прошло существенную трансформацию — от безопасной локации и элемента престижа среди нуворишей до осознанного выбора будущего. Но политические события 2022 года, похоже, приведут к максимальному с 1990-х годов сокращению числа российских школьников и студентов, отправляющихся на учебу за границу.

Имеет ли смысл получать сейчас зарубежное образование, что ждет студентов из России в западных школах и университетах и как решаются финансовые и логистические проблемы, вызванные санкциями, — на эти вопросы отвечают эксперты образовательной компании «Альбион» и ее студенты, обучающиеся за границей. «Альбион» работает на рынке зарубежного образования с момента его появления в России в 1993 году, пройдя вместе с ним все этапы становления и развития.

Образование для целеустремленных
По мнению экспертов, востребованность по-настоящему качественного образования, полученного в лучших учебных заведениях мира, ничуть не уменьшилась. И те, кто был серьезно нацелен на образовательную поездку за рубеж, следуют своей мечте вопреки всем обстоятельствам. Но факт остается фактом: количество россиян, уезжающих учиться в школы и университеты за границей, уменьшилось.

Учиться на Западе стало непатриотично. А с практической точки зрения многих пугают туманные карьерные перспективы, в том числе при возвращении домой. Есть опасения, что какие-то специальности не будут востребованы на российском рынке, а кадровики могут настороженно относиться к обладателю западного диплома. С другой стороны, найти работу за границей не так-то просто, и там тоже могут сработать субъективные факторы, такие как предвзятое отношение к россиянам.

Нестабильность валют и затруднения с оплатой проживания и обучения за рубежом, возросшие по всем статьям расходы и визовые проблемы — все это заставляет родителей не один раз подумать, прежде чем принять решение. И нередко — отказаться от зарубежного образования. Срабатывает и страх отправить ребенка в другую страну в условиях геополитического конфликта и частично закрытых границ.

Фото: пресс-служба «Альбиона» (Bromsgrove School)
Тем не менее, как отмечают в компании «Альбион», нынешнее время стало своеобразным фильтром: оно остановило тщеславных, неуверенных и немотивированных соискателей и открыло более широкие возможности для самореализации целеустремленным, стремящимся взять лучшее от зарубежного образования.

«Учиться за рубежом стоит ради получения самых передовых и продвинутых знаний и умений, недоступных в России, в дополнение к российскому образованию, а не вместо него, — утверждает директор «Альбиона» Наталья Щукина. — Соответственно, и выбирать, и готовиться стоит только в лучшие, а не первые попавшиеся учебные заведения. Это подтверждается опытом наших студентов, которые продолжают поступать и успешно учиться в ведущих школах и университетах за границей вопреки «страшилкам» из массмедиа и соцсетей».

К примеру, Ксения Васильева в непростом, пандемийном 2020 году окончила с отличием одну из самых высокорейтинговых частных школ Англии и поступила в лондонский Империал-колледж, входящий в тройку лучших университетов Великобритании и десятку топ-вузов мира. По итогам двух лет обучения ее приняли на трехмесячную стажировку в исследовательскую лабораторию Оксфордского университета. И это при том, что студентов-бакалавров на такие стажировки, тем более в Оксфорде, берут в исключительных случаях. Не помешало и российское гражданство.

Ксения Васильева
Империал-колледж, Лондон
«Я подавала заявление на стажировку уже после событий 24 февраля. Когда меня пригласили на собеседование, руководитель проекта, оксфордский профессор, сразу заявил, чтобы я не переживала, предвзятого отношения ко мне не будет, все прекрасно понимают ситуацию. Получить место помогло то, что у меня уже был опыт исследовательской работы в лаборатории по специальности. Еще до поступления в университет я проходила стажировку в Институте генетики РАН, которую мне организовал «Альбион».

Уверена, что это сыграло решающую роль.

Далее
Конечно, было важно и то, что я успешно учусь в Империал-колледже. Хотя профессор и сказал, что с бакалаврских программ они стажеров не берут и в принципе ограничивают их число. В нашей исследовательской группе я была единственной практиканткой.

Программа обучения по моей специальности включает лабораторный практикум, но стажировки как таковой нет. Если хочешь получить опыт, столь ценный для будущей карьеры, будь добр позаботиться о себе сам. Я выбрала интересующее меня исследование и где-то в марте этого года написала руководителю проекта в Оксфорд. Мы созвонились, я рассказала о себе и своих успехах, а он, соответственно, о лаборатории и текущих работах, а в конце разговора попросил меня официально отправить заявку и пакет документов на стажировку.

В мае меня пригласили на интервью в Оксфорд и в скором времени сообщили, что берут на трехмесячную практику. По окончании должна быть подготовлена научная статья, в которой будет фигурировать в том числе и мое имя.

За время стажировки я узнала, что могу подаваться на PhD сразу после бакалавриата. Мой профессор сказал, что с моим лабораторным опытом и научными публикациями меня возьмут на эту программу минуя магистратуру. К тому же он даст рекомендации. Так что я собираюсь заниматься этим проектом и дальше, он мне очень интересен.

И что немаловажно, благодаря такой возможности я сэкономлю год и сразу начну получать хорошую стипендию, фактически зарплату (докторанты британских университетов, участвующие в исследованиях и проектах, получают оплату по трудовому контракту. — РБК +).
Фото: пресс-служба «Альбиона» (Imperial College)
Многие меня спрашивают, что изменилось в моей жизни и учебе после 24 февраля. Единственное, что я почувствовала на себе, так это последствия блокировки российских банковских карт. Так вышло, что пользовалась я только ими. Хорошо, что мне помогли подружки, если бы не они, не знаю, как бы все повернулось, пока я целый месяц была без денег.

В остальном же никаких изменений не произошло. Университет не перекладывает ответственность за случившееся на русских студентов, наоборот, мы все — и русские, и украинцы — получили письма поддержки и заявления, что это никак не скажется на учебе. Никакого негативного отношения нет, я продолжаю дружить и с украинцами.

Но тема конфликта на Украине обсуждается, наши соотечественники нередко ссорятся — знаю это, потому что состою в комитете русского сообщества. Кроме того, в рамках санкций мой университет, как и другие западные учреждения, прекратил сотрудничество с российскими партнерами, в частности с вузами и научными центрами. Но лично я встречала только сочувствие и желание подбодрить.

Тем не менее, думаю, в ближайшей перспективе количество российских студентов, отправляющихся на учебу за рубеж, в том числе в Британию, будет сокращаться. Но также я уверена, что это не навсегда».
Качество взамен количества
Пока ситуация остается неопределенной, консультанты «Альбиона» советуют рассмотреть варианты краткосрочного обучения за рубежом продолжительностью от двух месяцев до года. Такие программы могут стать оптимальным выбором для тех, кто хотел бы приобрести ценный зарубежный опыт и конкурентные преимущества в карьере, вне зависимости от того, где он будет ее делать — в России или в других странах.

«Школьникам мы предлагаем учебу в течение одного-двух триместров в именитых частных школах Англии, Шотландии, Швейцарии, а студентам и аспирантам — в течение одного-двух семестров в ведущих западноевропейских университетах, прежде всего — британских, — продолжает Наталья Щукина. — Это отличный вариант, уменьшающий финансовые затраты и сегодняшние риски и в то же время дающий существенные преимущества прошедшим такое обучение».

Фото: пресс-служба «Альбиона» (Caterham School)
Многолетний опыт «Альбиона» показывает, что обучение в лучших зарубежных школах, в частности в Великобритании, действительно серьезно улучшает широту и глубину знаний наших ребят, особенно по математике и естественно-научным дисциплинам (блок STEM — Science, Technology, Engineering, Mathematics), помогая им потом и успешно выступать на различных олимпиадах, и поступать в топ-университеты России и мира, достигать карьерных высот.

С осени этого года «Альбион» организует дополнительную подготовку по естественным наукам, математике и английскому языку у себя в офисе в Москве и дистанционно, используя элементы учебных программ лучших школ Англии. Команда репетиторов включает старшекурсников и выпускников самых известных университетов Великобритании и России. А на осенних, зимних или весенних каникулах можно будет отправиться в образовательную STEM-поездку за границу, используя ее как стартовую площадку для более длительной и серьезной учебы за рубежом.

Краткосрочные программы обучения в школах и университетах за рубежом, о которых шла речь выше, стартуют в январе и апреле 2023 года. Прием документов на них начинается в «Альбионе» с сентября текущего. Для поступления в британские топ-школы потребуется пройти вступительное тестирование по английскому, математике, логике, в ряде случаев — по естественным наукам.

Западные университеты, несмотря на официальный разрыв связей с российскими партнерами и прекращение обменных программ с Россией, в индивидуальном порядке готовы принимать наших студентов и на один-два семестра. Это подтвердили «Альбиону» в том числе самые престижные университеты Британии, такие как Оксфорд, Сент-Эндрюс, UCL, LSE, King's College London, Эдинбургский университет и другие. Стандартные требования для участия в семестровой или годичной программе — не менее года успешной учебы в российском вузе, средний балл выше 4 (GPA 3+), английский на уровне IELTS 6.5, убедительное мотивационное письмо. В каких-то случаях могут потребоваться также рекомендации, дополнительное тестирование, собеседование.

Зачем учиться за рубежом
Отвечая на вопрос, стоит ли ехать сейчас для получения образования за границу и зачем в принципе учиться за рубежом, российские студенты британских университетов отмечают несколько моментов.

Даниил Лиляков, отучившийся пять лет в английских школах и поступивший в Шеффилдский университет, считает, что британское образование предполагает максимальный учет индивидуальных особенностей и возможностей каждого учащегося.

Даниил Лиляков
студент университета Шеффилда
«Я бы сказал, что одна из главных задач школы в Англии — это формирование сильной личности и уверенного в себе человека, способного самостоятельно мыслить и действовать, — говорит он. — Я считаю хорошим образованием то, которое позволяет человеку проявить себя, раскрывает его способности, вызывает желание идти на уроки и учиться. Именно так у меня было в Англии, особенно в старших классах, когда появился выбор предметов и можно было следовать тому, что тебе лично нравится».

Основательное изучение профильных предметов в старшей школе и выбранной специальности в университете — еще одно преимущество зарубежного образования, которое отмечают многие. Как и наличие инновационных и междисциплинарных программ в вузах.

Так, Ксения Одинцова, окончив международную школу в Москве и проучившись несколько недель на физическом факультете МГУ, в 2021 году поступила на подготовительную программу UPCSE (Undergraduate Preparatory Certificates Science & Engineering) одного из топ-университетов Британии, Университетского колледжа Лондона (UCL). По ее окончании Ксения была признана лучшей студенткой курса с общей оценкой 91% из ста и рекордным результатом по математике — 99% из ста. За что была удостоена стипендии на весь курс обучения по специальности «медицинская физика» (Medical Physics Integrated Master).

Ксения Одинцова
студентка университета UCL (Лондон)
«Мне хотелось изучать физику на стыке с другими науками. Это и интересно, и дает больше возможностей для карьеры. Я рассматривала разные страны, даже успела проучиться несколько недель на физическом факультете МГУ, но в итоге остановилась на Англии, поскольку британское образование, известное на весь мир своим качеством, открывает более широкие перспективы перед выпускниками», — рассказывает Ксения.

«После курса медицинской физики выпускник может пойти в науку или заниматься клиническими исследованиями при больницах и других медицинских учреждениях. Мне пока интересно второе, но не исключаю, что со временем планы изменятся».

Еще одна из подопечных «Альбиона», Валерия Глущенко, тоже выбрала междисциплинарную программу в UCL — Medical Innovation and Enterprise. Половина модулей посвящены медицине, а половина тому, как внедрять медицинские инновации в бизнес.

Валерия Глущенко
студентка первого курса университета UCL (Лондон)
«Я учусь по специальности медицинские инновации и предпринимательство (Medical Innovation and Enterprise). Закончила годичную подготовительную программу для иностранцев при UCL.

В десятом классе российской школы, когда начались разговоры про ЕГЭ и поступление в вуз, я стала изучать, куда пойти учиться, но не могла найти ничего подходящего: все программы были с уклоном или в бизнес, или в науку. А мне нужен был комбинированный вариант. Такой вариант нашелся в Англии — в лондонском университете UCL предлагались две подобные программы, одна из которых — медицина с предпринимательством. Это именно то, что я хотела.
Далее
Если хорошо учиться по профильным предметам дома, то и в Англии будет несложно. Так, в российской школе у меня был специализированный класс по химии и физике, и ту же химию мне совсем не пришлось учить — я просто переводила то, что уже знала, с русского на английский. А вот с биологией не повезло — ее пришлось осваивать практически с нуля.
Фото: пресс-служба «Альбиона» (Caterham School)
Другое дело, что обучение в Британии построено совершенно иначе, чем у нас. В России тебе дают задание и требуют короткого и четкого ответа на вопрос, ты точно знаешь, чего от тебя хотят. Здесь же много длинных вопросов, ответы на которые совершенно не очевидны. Они требуют размышления и понимания сути. Если в этом разобраться, то все получится, если нет, постоянно будут снижать балл за формально верный ответ. Когда я это поняла, мои оценки сразу выросли с 60% (это наша четверка) до 75% (это уже почти пять с плюсом).

Моя программа стартовала осенью 2021 года. Когда началась военная операция, мы как раз готовились к сдаче экзаменов. В этот момент у меня было занятие с тьютором, мы вместе сидели и плакали. Первые дни было страшно, казалось, что все мои планы под угрозой. Но примерно через два месяца все успокоилось — появилась возможность переводить деньги за учебу, стало меньше разговоров на эту тему.

Впрочем, университет с самого начала предлагал помощь, советовал, как себя вести, не допускал дискриминации и агрессии. Лично я не заметила, чтобы отношение ко мне изменилось, потому что я из России. Не было и никакого давления, в том числе со стороны официальных структур. Если кто-то в русско-украинском кругу и хотел устроить конфликт, это быстро пресекалось. Если что-то и изменилось, так это таксисты чаще стали разговаривать о политике.

Пока я только на первом курсе, но уже знаю, чем бы хотела заниматься после университета. Мне было бы интересно работать в компании, которая разрабатывает медицинское оборудование, продвигая и продавая ее продукцию учреждениям, больницам и т.д. Во время каникул постараюсь найти стажировку, возможно за рубежом, — университет делает такие программы.

Если получится, после окончания учебы поработаю в Англии. Благо, двухлетняя виза выпускника позволяет задержаться в стране для поиска работы и трудоустройства. Но меня также интересуют и другие страны, где развита сфера медицинского оборудования и препаратов».

Где ждут российских выпускников
Ежегодно различные международные и национальные службы и консалтинговые агентства составляют списки самых перспективных специальностей и самых востребованных выпускников университетов.

Общая тенденция такова, что сегодня все больше в цене исследовательские, инженерные, прикладные специальности, отмечают в «Альбионе», и все больше студентов выбирают именно эти направления. Например, тот же Даниил Лиляков, собиравшийся после школы учиться экономике, в выпускном классе решил, что инженерные науки гораздо перспективнее, и поступил на специальность «гражданское строительство» в Шеффилдский университет. А Кирилл Попов, оканчивающий престижную британскую школу Wellington College, собирается изучать физику в одном из топ-университетов: в его списке Оксфорд, Империал, UCL, King's College London.

Кирилл Попов
выпускник школы Wellington College
«Я выбрал физику, потому что это наука, которая является фундаментом для широкого спектра прикладных наук. Когда придет время решать, чем заниматься дальше, у меня будет большой выбор. Так, мой брат окончил бакалавриат по физике в UCL, взял академический отпуск, за время которого сменил специализацию, и в магистратуру пошел уже на Data Science (аналитика данных)», — объясняет Кирилл.
Фото: пресс-служба «Альбиона» (Caterham School)
Ни Даниил, ни Кирилл не исключают возможности вернуться в Россию, но и не хотят упускать преимущества британской иммиграционной программы для выпускников вузов, известной также под названием «выпускной маршрут» (Graduate route). Начиная с 1 июля 2021 года любой обладатель диплома бакалавра, магистра или доктора, полученного в Британии, имеет право обратиться за визой выпускника (Graduate visa) и продлить свое пребывание в стране на два или три (для PhD) года для трудоустройства и работы.

Эта виза позволяет работать не только по своей специальности, но и абсолютно в любой области, включая волонтерство и предпринимательство. Для подачи документов на Graduate visa не нужно иметь предложение о работе и подтверждать свое финансовое состояние. Достаточно, чтобы университет уведомил иммиграционные службы об успешном завершении студентом учебного курса и чтобы сам заявитель находился в этот момент на территории Великобритании с действующей студенческой визой.

Подобные иммиграционные программы для выпускников вузов давно действуют в Канаде, Австралии, Новой Зеландии и других странах. Есть она и в более доступных нам на сегодняшний день Объединенных Арабских Эмиратах, где немало филиалов ведущих западных университетов, преподающих на английском языке. С 2018 года в ОАЭ был увеличен срок последипломной визы для работы в стране. Теперь ее можно получить на пять лет, причем не только для себя, но и для членов семьи, находящихся на иждивении. А особо ценные кадры могут сразу претендовать на десятилетнюю рабочую визу.

Так что, несмотря на все катаклизмы, кризисы и трагические события, качественное зарубежное образование по-прежнему доступно нашим школьникам и студентам.

Этот вывод подтверждают и в «Альбионе», ссылаясь на уезжающих в этом году на обучение за границу (как долгосрочное, так и краткосрочное) новых российских школьников и студентов, при этом отмечая фактический закат западных направлений обучения за рубежом и восход новых, в том числе восточных: Китай (включая Гонконг), Сингапур, Эмираты, Израиль и другие.

Стоит только более тщательно рассчитать все плюсы и минусы, учесть возросшие расходы, отбросить предрассудки, четко поставить цель и понимать, ради чего ты это делаешь. Чего точно не стоит бояться, так это плохого отношения к себе, отмечают в «Альбионе»: серьезные зарубежные учебные заведения этого не допускают, а на другие не стоит тратить время и деньги.

Фото: пресс-служба «Альбиона» (Wellington College)